Людмила Эдуардовна Андреева
 
Воспоминания
 
   Анна Михайловна Яковлева (6 июня 1893 г. - 22 апреля 1938 г.), моя мама, была самой младшей из 13 детей. Росла очень живым ребенком, очень любила танцевать. Как рассказывала моя старшая сестра Зина, она даже пыталась сбежать с цыганами, но ей это не удалось. По-видимому была баловнем в семье. т.к. самая младшая и девочка, а было еще 11 братьев и сестра Маня, которая, как старшая ее опекала. Где и как мама училась - не знаю.
   В 16 лет ее выдали замуж за Кочеткова Николая Ивановича. Он был инженер - путеец, как и все мамины братья, и имел военный чин. Он был единственным сыном в семье Кочетковых.
   Семья Кочетковых проживала в деревне Вахромеево в 150 верстах от Москвы по железной дороге (думаю с Курского вокзала) и затем сколько-то верст на подводе в сторону от железной дороги. По сведениям моего брата Алеши эта деревня превратилась позднее в город.
   Дедушка Кочетков Иван был фабрикантом. Они с бабушкой Таней сажали лен, делали нити и имели фабрику льняных тканей и вся деревня работала на этой фабрике. Потом фабрика стала заводом. Бабушка была очень либерально настроена. Она построила в деревне школу, больницу, детские ясли.
   При советской власти у деда отняли фабрику, но оставили дом и он стал заниматься сельским хозяйством. Он стал зажиточным крестьянином. За это его раскулачили и сослали на 10 лет в Сибирь. Когда он вернулся (наверное, бабушки уже не было в живых, а сына убили в 1919 году) он стал работать сторожем на этой самой фабрике и жить в сторожке.
   От брака с Николаем Кочетковым у мамы родилось 4 детей: Николай (1911? г. - 1942 г.), Алексей (18 февраля 1912 г. - 20 января 1987 г.),  Кирилл ( 1913 - 1939?-40?, погиб на финской войне) и Зина (17 октября 1917 г. - 2006 г., Австралия; именины 22 октября).
   После рождения Кирилла мама заболела туберкулезом и лечилась несколько лет в Крыму (есть фотография мамы 1914 - 1916 гг. в Мисхоре у памятника Али- Бабы и девушки Арзы и там же через много лет после? 1952 г. моя фотография).
   В общем мама выздоровела и в 1917 г. родила Зину.
   В 1919 г. мамин муж был призван в армию (наверное белую) офицером, у него был высокий военный чин. Однажды он по каким-то делам отлучился от полка и на него напали красноармейцы (солдаты), сорвали с него погоны и убили его.
   После смерти мужа в 1919 г. и до 1924 г. ничего о маме не знаю - наверное занималась детьми, ведь они были еще маленькими. Кстати, о моем папе тоже ничего не знаю. Могу только сказать, что в это время с 1920 по 1924 гг. они познакомились и между ними  вспыхнула большая любовь. Это я знаю от Зины. Я думаю, что семьи Яковлевых, Кочетковых и Якобсонов были все против этой связи по причине малолетства и множества детей у мамы. Может быть еще примешивался и национальный мотив.
   Я так думаю, что мамины родственники не простили ей этого замужества, кроме ее старшей сестры Мани, потому что ко мне относились не как к родной. Никогда мне ни в чем не помогли. Но может быть мне все это кажется с высоты моих лет, а когда я была молодая, я как-то мало на что обращала внимание: к дяде Коле ездила часто и с тетей Маней и без нее. Дядя Вася вообще нелюдим, ну а дядя Володя вообще не в семье (он вынужден был отказаться от семьи, т.к. родители были мещане - имели свой дом в Удельной - Малаховке, а мама и теща дяди Коли вообще эмигрировали из Советской России).
   В общем со всеми мамиными родственниками меня ничего не связывало кроме тети Мани и Марины (ее внучки). С нею мы просто были не очень близкими подругами.
   Об отношениях папы и мамы я как-то мало что могу сказать, ведь мама умерла, когда мне было 11 лет. Мы всем занимались вместе: катались на лыжах лет с пяти - по выходным дням выезжали на специальном поезде в Цесис (там деревни, горы, очень красивая природа). Там поезд нас ждал весь день и к вечеру мы на нем же возвращались в Ригу. В деревнях там всегда предлагали деревенскую еду, картошку, огурцы, молоко, сметану, творог, очень вкусный хлеб своей выпечки. Иногда, а может быть всегда, с нами ездили друзья папы и мамы. И вообще там было очень много людей - целый поезд.
   Иногда на лыжах ездили просто на трамвае в Межа парк (лесной парк). Там была прямо гряда не очень высоких гор - с одной горы съезжаешь и на другую въезжаешь и так подряд гор 10 - 15. Не помню такой зимы, чтобы не катались на лыжах. А когда была совсем маленькая. меня брали с собой на санках.
   Меня поставили на коньки в 3 года. На коньках тоже все вместе. Мама и папа занимались фигурным катанием.
   Летом мы всегда жили на даче (снимали) на Рижском взморье в Асари 2 (в последствии, кажется, названной Вайвари), потом Булдури и Лиелупе. Хозяева нашего звали Круминьш, а мальчика, моего сверстника и друга, кажется звали Иваром, а может и не так. Летом помимо походов на море и купания и плавания, папа с мамой играли в теннис, у мамы кстати было даже какое-то место в соревнованиях.
   В 1938 году у нас была эпидемия гриппа и мама заболела, а когда еще не совсем выздоровела, стала купать собаку Джони, но не приготовила простынь, чтобы ее вытереть. Она пошла в кладовку (это был холодильник, в котором хранили продукты, т.к. настоящих холодильников еще не было) за простынью и по-видимому добавила себе простуду, в общем получила осложнение после гриппа - менингит - воспаление мозговой оболочки. И, несмотря на то, что папа был очень хороший врач, и собирали у нас дома (мама лежала дома) консилиумы врачей и профессоров, но ничего не смогли сделать. В то время эта болезнь не лечилась и мама умерла 22 апреля 1938 года, на Великий четверг. А через 6 месяцев были открыты сульфидные препараты (это лекарство, - сульфидин и другие). Мама умерла в 44 года.
   Об отношении моего папы к маминым детям мне трудно судить. Помню только, что все распри, которые были между мамой и папой были связаны с ее детьми. Правда, никаких скандалов между Зиной и Колей с папой я не помню. Но жили они в большой (20 кв.м) комнате, но тем не менее плохой, т.к. окно этой комнаты упиралось в стену соседнего дома, т.е. комната была темная и сейчас меня это удивляет. Если квартира была мамина, почему она допустила, что ее дети жили в плохой комнате. Хотя с другой стороны несмотря на множество комнат, выбрать было трудно - где проходные, где маленькие... Много вопросов, а ответа нет.
   Несмотря на не очень хорошие отношения, папа все мамино приданное к первому браку отдал Зине (с ее слов) - столовое серебро, ручные кружева и т.д.
   Две столовые ложки Зина отдала мне, а также кружева, на память об из бабушке двум моим сыновьям. Когда папа умер в 1956 годы в ссылке в Красноярском крае, их своих сбережений 2000 руб., он оставил мне 1500 руб. и Алеше 500 руб. на память о маме. Так что не знаю, что сказать об их отношениях.
   Алеша (Алексей Николаевич Кочетков) родился 18 февраля 1912 года в Москве. Крестили в церкви на Никитской. Мама когда вышла замуж за моего папу взяла его с собой в Ригу. Когда я была совсем маленькая. его не помню. По окончании школы в примерно 1929 - 1930 г. он уехал учиться во Францию и поступил в сельскохозяйственную академию. Сразу с началом гражданской войны в Испании ушел добровольцем в интернациональные бригады. О его жизни в Испании он написал в книге "Viva Испания".
   После войны Алеша вернулся в Ригу, где его скоро утвердили заместителем председателя райисполкома. Вообще и Алеши была жена (то ли Даша, то ли Зина), которая умерла от туберкулеза. Кажется это он мне рассказал один раз и больше никогда об этом не говорили.
   В какое-то время после 1945 года он встретился с Татьяной (Таубе) Вольфовной - женщиной, которая имела ребенка лет 9-10. Через какое-то время он женился на ней и усыновил ее сына Эдика. Как работник райисполкома он получил 3-х комнатную квартиру в центре Риги рядом с Домским собором. В 1954 и 1956 гг. у них родились дети Вера и Вова.
   В отношении меня я ничего плохого сказать не могу. Когда я в 1947 году снимала конуру (правда на 2 этаже) в Дубулты, Алеша и Татьяна приехали за мной и увезли меня к себе в Дзинтари, где у Алеши была служебная дача. С этих пор я каждый год отдыхала у них, кроме 1951 года, когда должен был родиться Вова. А уже в 1952 году мы с Юрой* и 10 месячным Вовой** провели отпуск на даче у Алеши. Есть много фотографий. Но погода была неважная и мы с 1953 года в течение 13-15 лет ездили в Крым. Алеша почти всегда, когда бывал в командировках в Москве ( он работал техническим переводчиком в реферативном журнале) он с удовольствием поддерживал связи со всеми родственниками (он останавливался иногда у тети Лены, у дяди Коли в Удельной, может быть у Ники или просто был у нее в гостях, у Виктора Яковлева - это сын дяди Васи) и обычно давал мне поручения их посетить или позвонить. Но у меня редко это получалось - все-таки я жила в 2 часах езды от Москвы и в Москве реально бывала только в командировках, т.е. не часто, во вторых дома не маленькая семья. Короче - много своих хлопот и кроме с Виктором я вообще мало общалась, даже когда они жили...?
___________
* Георгий Николаевич Андреев
** Владимир Георгиевич Андреев
Comments